Art Biennale 2022_foto Anna Kolomiyets 005A

Молочные сны биеннале. Венеция

Свершилось. В двадцатых числах апреля в Венеции открылась самая знаменитая в мире арт выставка 59-я биеннале. Как и прошлогодняя архитектуры, она сместилась на год из-за пандемии – до этого такие перерывы случались только во время мировых войн. И теперь арт будет по четным годам, архитектура по нечетным. Еще из нового, а его много, Биеннале началась почти на месяц раньше привычного конца мая, и будет длиться 7 месяцев вместо полугода, до 27 ноября 2022.

Венецианский форум – живой организм, который меняется, и каждый “выпуск” несет на себе четкий отпечаток своего куратора. В этом году это Чечилия Алемани*, итальянка, живущая в Нью-Йорке, организатор художественных событий международного значения. Такому профессионалу под силу и биеннале. Предложенную ею тему The Milk of Dreams – “Молочные мечты”, можно перевести и как “Молоко сновидений” – по названию книги сказок английской художницы-сюрреалистки и писательницы Леоноры Каррингтон**. Какие идеи заложила куратор и как ответили на заданную тему приглашенные авторы и создатели национальных павильонов, посмотрим внимательнее дальше.

Фантазия без границ

В придуманном фантастическом мире Каррингтон жизнь постоянно изобретается заново, в нем нет ничего постоянного и закостенелого, здесь воображению позволено изменять и изменяться. Содержание ее работ часто малопонятно, а у зрителя остается ощущение беспокойства и дискомфорта. Как не провести параллели с сегодняшним днем?

В руках Чечилии, в момент полной физической изолированности всех от всех, будущая выставка вылепливалась не одномоментно, а в постоянном общении с самими авторами. Впервые в подавляющем большинстве это были женщины-художницы и небинарные гендеры. Наверное, впервые в истории биеннале ее куратор первый раз увидела большинство работ уже непосредственно по их прибытии в Венецию.

Леонора Каррингтон и ее книга «The Milk of Dreams»

Как подтвердила сама Алемани, выставка формировалась в долгих виртуальных беседах в Zoom – это было начало 2020 года, момент самого жесткого локдауна.  

Такое “проговаривание” и пандемия наложили свой отпечаток и на результат. Из диалогов возникало множество актуальных проблем, которые беспокоили не только художников, но доминировали в обществе, в социальных науках. Алемани собрала их тогда в предварительный список:

“Как определить изменение человека?  

Каковы особенности, которые отличают растение, животное, человека и нечеловеческие формы?

Каковы наши обязанности по отношению к нашим собратьям, другим формам жизни и планете, на которой мы живем?

И какой была бы жизнь без нас?”

Это только некоторые из вопросов, которые рассматривает арт биеннале. Руками и фантазией авторов она исследует многие сферы: фантастические существа, метаморфозы тела и человечества, наши отношения с Землей и технологиями. А еще сюрреализм, спиритизм, магию, пересмотр самогó определения человека, писательские нарративы и феминизм, удивительные гипотезы пост-человеческого мира. Переосмысление мира. С уточнением – переосмысление мира современного искусства с женской точки зрения.

Капсулы времени

Интересная находка куратора – распределить вдоль маршрута в Центральном павильоне Садов и в Кордериях пять небольших тематических выставок, вставленных между современными произведениями. Эта неожиданная машина времени, с подборкой вполне в духе Каррингтон, переносит в другое временнóе измерение – выставки в выставке даже оформлены специально иначе. Иногда как коробка, иногда как подиум или кокон.

Алемани дала им точное название: капсулы времени. Получилось пять ретроспективных залов с аккуратно собранными произведениями искусства, редкими артефактами и документами, как иллюстрация выбранных ключевых тем.

Итак, капсулы в Центральном павильоне Садов:

  • Колыбель ведьмы (фото тут и выше — общий вид «капсулы»)
Leonora Carrington. Portrait of late Mrs. Partridge. 1947
Работа подруги Каррингтон Remedios Varo. Armonia (Autorretrato sugerente). 1956
Gertrud Arndt. 1930
Leonor Fini. L’alcôve. 1941
Leonor Fini. Femme assise sur un homme nu.1942
Leonor Fini. Printemps, расписанный вручную плиссированный шелк, 1975
Baya Mahieddine. Все работы 1947
Jane Graverol. L’école de la Vanité. 1967
  • Телесная орбита
Minnie Evans. Untitled
Sister Gertrude Morgan
Mina Loy
Mina Loy. Househunting. 1950
  • Технологии волшебства
Общий вид «капсулы» Технологии волшебства
Nanda Vigo «Cronotopo» 1968, и Laura Grisi «Sunset Light» 1967
Dadamaino «Cromorilievo» 1974
Ulla Wiggen

Еще две исторические капсулы мы найдем в Арсенале. В начале Кордерий есть капсула, вдохновленная произведениями американской писательницы-фантастки Урсулы К. Ле Гуин с ее теорией повествования, которая идентифицирует рождение цивилизации не с изобретением оружия, а очень по-женски с предметами “мирного быта”:

  • Лист тыква ракушка сетка заплечная сумка мешок бутылка горшок коробка контейнер.
Ruth Asawa. Untitled. 1951-1962
Maria Bartuszová
Tecla Tofano. Totem Tongue. 1966
Maruja Mallo. Naturaleza viva XIV. 1943
Maria Sibylla Merian. Metamorphosis Insectorum Surinamensim. 1702-1703
  • Пятая заключительная капсула Соблазнение киборга. С комбинациями между человеческим и искусственным, с аватарами пост-человеческого и постгендерного будущего.
Общий вид зала «капсулы» Соблазнение киборга. Тут и ниже
Lavinia Schulz & Walter Holdt. Серия костюмов Tanzmaske. 1924
Александра Экстер. Костюмы для персонажей фильма «Аэлита». 1924
Уникальная история художницы Anna Coleman Ladd, реконструктора лиц солдатам Первой мировой войны. 1918

Эти микро-выставки украшают важные заимствования известных музеев, что еще важнее – из частных коллекций, редкие документальные находки, любопытные не только с художественной, но и исторической точки зрения. Работы и предметы шестидесяти, восьмидесяти и 100-летней давности, чередуясь в соседних пространствах с современными, дают ясное осознание преемственности. Сходство между художественными методами и практиками через поколения иногда поражает, так близки эти авторы к современному восприятию, как неоднозначно они наверно воспринимались современниками сто и больше лет назад. А может не воспринимались?

Эти гениальные тематические капсулы за рамками официальных канонов вытаскивают – иногда из незаслуженного забвения – отдельных эмансипированных авторов-женщин, и невероятно обогащают биеннале. Алемани назвала их “коротким замыканием между настоящим и прошлым”.

***

Воображаемое путешествие и премии биеннале

В этой атмосфере неуверенности момента многие художницы (и редкие художники) в новых или специально созданных для венецианской выставки работах попытались представить себе, как бы мог выглядеть пост-человеческий мир, переосмыслить его. Некая противоположность ренессансному идеалу, когда в центр мироздания ставилась человеческая фигура, Uomo rationis – Человек разума, как мера всех вещей. Под ним подразумевался обычно белый европеоидный мужчина. Как иллюстрация можем представить знаменитого Витрувианского человека – Uomo Vitruviano Леонардо. Сегодня авторы позволили себе усомниться в этом, как и вообще в центральности человеческой фигуры как таковой.

Мария Приймаченко «Пугало» (1967). Гуашь чудом не погибла, когда был разбомблен музей в ее родном Иванкове Киевской области в феврале этого года

Эта “женская”, даже феминистическая биеннале всеми силами старалась быть минимально политизированной, в отличие от многих предыдущих, которые острее подымали важные социальные проблемы. Выставка 2022 попробовала уйти в темы персональные, внутренние, в мир фантазии. С обращением к опыту прошлых поколений, локальным формам знания коренных народов, с попыткой построить новые мифы и гипотезы новых универсальных миров. Таких миров, где было бы комфортно всем живым сущностям. Где кроме мужчин и женщин важное место занимали бы люди небинарного гендера или новые идентичности. Поэтому наверно во всех презентациях так назойливо звучало двойное обращение “художницы и художники”, вместо привычного упрощения до множественного числа мужского рода.

Дальше будет просто панорама работ современных авторов по залам Центрального павильона и Арсенала — представьте себя зрителем. Cherchez un homme)

Румынская скульптор Andra Ursuţa в главном зале Центрального павильона
Rosemarie Trockel
На переднем плане и ниже — скульптура художницы из ЮАР Bronwyn Katz «Gõegõe». 2022 
Работы американки Amy Sillman
Перформанс румынской художницы Alexandra Pirici «Encyclopedia of Relations», 2022
Скульптуры в технике макраме индийской художницы Mrinalini Mukherjee
Работы сирийской художницы и писательницы Simone Fattal во Дворике скульптур
Серия «Cellular Universe» эфиопской художницы Merikokeb Berhanu
Работы чилийской художницы Cecilia Vicuña, призера Золотого Льва
На переднем плане скульптура канадской художницы и писательницы Gabrielle L’Hirondelle Hill. Сзади и ниже — художницы из Замбабве Kudzanai-Violet Hwami
Немецкая художница Charline von Heyl, живущая в США
Швейцарская художница феминистка Miriam Cahn
Скульптуры молодой немецкой художницы Julia Phillips: Manipulator, Protector, Muter, Extruder, Mediator, Negotiator, Distancer
Американская художница Kaari Upson
Рисунки, полотна и инсталляции американки Christina Quarles
Странные работы молодой немецкой художницы Jana Euler
Художница инуит (Северная Канада) Shuvinai Ashoona, призер особой премии Золотого Льва
Продуктивная молодая художница (1993) из Великобритании с японскими корнями Jadé Fadojutimi
Мощная португаальско-британская художница Paula Rego — открытие биеннале
Итальянка Sara Enrico со скульптурной серией The Jumpsuit Theme
Молодая итальянская скульптор Ambra Castagnetti (1993) с серией Dependency (2022)
Великолепная серия рисунков австрийской художницы Birgit Jürgenssen (1949-2003)
Провокационные работы датской художницы Sidsel Meineche Hanse, тут и ниже
Великолепное фото-исследование польской художницы Aneta Grzeszykowska
Скульптурные объекты Low Relief Icon (Figure 1) and Low Relief Icon (Figure 2) канадки Elaine Cameron-Weir, 2021
Экспериментальный фильм британца P. Staff (Patrick Staff) со вниманием к личностям как квиры, трансгендеры или инвалиды

Чередование в общих пространствах работ современных авторов с их предшественниками столетней и больше давности дает понимание, что искусство всегда было точным барометром состояния мира. Оно провидчески интерпретирует, а иногда неожиданно для себя самого опережает понимание многих процессов. Тут художник выступает в роли медиума, а может и прорицателя. Точнее прорицательницы, видя, сколько именно женщин-художниц были отмечены престижными премиями биеннале. Продолжение выставки в Арсенале, кроме уже озвученных «исторических капсул», перенесем во вторую главу обзора. А пока поговорим о премиях Биеннале Leone d’Oro.

***

В центре центрального зала Центрального павильона, в удивительной сценографии расписанного купола начала ХХ века года и зеркал по периметру “памятник слону” немецкой художницы Катарины Фритч (Katharina Fritsch). Сделанный из темно-зеленого полиэстера как оттиск с чучела слона, Elefant / Elephant (1987) воспроизводит каждую складку и морщинку тела животного с удивительной точностью, создает сверхъестественный эффект. Жюри присудило Катарине престижную премию Золотого Льва “За карьеру”.

Второго Льва за карьеру получила чилийская художница, поэтесса и активистка Сесилия Викунья (Cecilia Vicuña). Ее скульптуры-инсталляции часто остаются под открытым небом, подвергаясь воздействию атмосферных явлений и приливов. На биеннале ее site specific инсталляция NAUfraga (2022), составлена из веревок и обломков, собранных в Венеции. Как следует из названия, соединения латинских слов navis (корабль) и frangere (разбивать), работа напоминает о трагической эксплуатации Земли, которая медленно топит Венецию. Картины Викуньи в том же зале Центрального павильона – некий комплекс “конквистадора” в отношении коренных народов, с ощутимым сексуальным подтекстом.

Инсталляция NAUfraga, 2022
Cecilia Vicuña. Leoparda de Ojitos, 1977 и Martillo y Repollo, 1973

Самая престижная номинация и главная премия Биеннале Золотой Лев ушла американской художнице Симоне Ли (Simone Leigh) – за скульптуру Brick House в первом зале Арсенала – монументальный бронзовый бюст чернокожей женщины, юбка которой напоминает глиняный дом (фото ниже). Первоначально она была установлена в 2019 году в галерее High Line в Нью-Йорке. О разнообразии творческого поиска автора можно составить впечатление по ее работам в залах национального павильона США, в проекте Sovereignty.

Изменение программы

Когда задумывалась эта биеннале, главным вызовом человечеству была пандемия, фоновой константой – надвигающаяся угроза глобальных экологических катастроф. Сегодня, увы, к этому добавилась война в Украине, 6 миллионов беженцев и все вызванные этим последствия, которые уже ощутил мир. Вся эта цепь трагических событий последних лет каждый день напоминают нам о том, что мы смертны, не всесильны и не самодостаточны. Человек – это только часть взаимосвязанной и взаимозависимой сети. И вероятно не самое центральное творение, но очевидно самое опасное.

Так что убежать от политики не удалось, при всем благом желании куратора сделать аполитичный проект – мир остается все еще глубоко антропоцентричным. Между первой презентацией 2 февраля, когда Чечилия Алемани впервые раскрыла секреты будущей биеннале, и ее открытием 22 апреля российские войска вторглись в Украину. Как прямое следствие случившегося – не открылся павильон России. Об отказе участвовать в проекте сразу после начала войны объявили его куратор Раймундас Малашаускас и художники Кирилл Савченков и Александра Сухарева. Организаторы Биеннале назвали этот жест мужественным.

Одновременно была добавлена за несколько недель до открытия новая площадка – Piazza Ucraina, “Площадь Украины”. В самом центре Садов, на Spazio Esedra рядом с книжным павильоном Стирлинга – в знак солидарности и поддержки украинских художников. Ее создали кураторы основной выставки национального украинского павильона Борис Филоненко, Лизавета Герман и Мария Ланько по проекту украинской архитектора Даны Косминой. Белые мешки с песком, имитирующие те, которые защищают сейчас в Украине памятники от артобстрелов, в окружении обожженных деревянных конструкций, на которые наклеены принты работ украинских авторов, созданных уже после начала войны.

Эта площадь, как последствие антропоцентризма в действии, добавила трагизма к мирным, фантазийным проектам, запланированным заранее для биеннале. Как еще одно подтверждение хрупкости и непредсказуемости мира, который мы, люди, пытаемся делить со всеми другими обитателями планеты Земля.

Продолжение о национальных павильонах следует…

*Cecilia Alemani — итальянская куратор, живет в Нью-Йорке. С 2011 года она является директором и главным куратором High Line Art, программы паблик-арта, представленной High Line в Нью-Йорке. В 2018 году Алемани был художественным руководителем первого выпуска Art Basel Cities: Buenos Aires. В 2017 году курировала итальянский павильон на Венецианской биеннале.

**Leonora Carrington (1917-2011) — британская художница, писательница, сценограф и актриса. В 1937 году в Лондоне познакомилась с известным немецким сюрреалистом Максом Эрнстом. После бурного романа, последовала за Эрнстом в Париж. Художник оставил свою жену и прожил вместе с Леонорой несколько лет. Бежала в 1941 году от нацизма через Испанию в Мексику, где прожила оставшуюся жизнь. Кроме картин писала книги на английском, французском и испанском языках.

По материалам La Biennale и презентации Чечилии Алемани. Фото ©Anna Kolomiyets, указано по месту, из открытого доступа. Репродукции работ по презентации Чечилии Алемани 2 февраля 2022. На первом фото: Центральный павильон в Садах Биеннале, второе фото — скульптура Катарины Фритч призера Золотого Льва за карьеру. Фасад Центрального павильона биеннале украшают скульптуры кенийской художницы Cosima von Bonin с цветными акулами, рыбами, морскими гадами, топориком, воткнутым в колонну: WHATIFTHEYBARK 01-07. Выставка открыта до 27 ноября 2022.

Об истории создания венецианской Биеннале читайте в этом журнале от 26 мая 2020.

Понравилось, поделитесь

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp

Добавить комментарий

Похожие материалы